На главную...  
  Написать письмо доктору...
               

 

 

Рассказ Momixa

Рассказ об акции, пластической операции (ринопластика) и послеоперационном периоде:

 

Предыстория

«Ты с ума сошла?! Все пришивают, а ты хочешь такую красоту обрезать ?!» - первые слова, которые я слышала от родственников и знакомых, когда заикалась об уменьшении груди. После подобных высказываний мое желание сделать операцию немного убавлялось, но все-таки где-то в глубине души закралась мысль о необходимости усовершенствования собственной тела!

К 22 годам наследственность и перепады в весе (набор веса, начиная с 13-14 лет, а потом плавное похудание - к 19-20) дали о себе знать. В итоге я имела то, что имела, а именно непропорционально огромную и отвисшую грудь. Меня это очень удручало, ведь помимо эстетической неприязни появился и физический дискомфорт: по вечерам болела спинка, а от бюстгальтера появлялись красные вмятины на плечах. Трудно подобрать одежду, а уж нижнее белье-то и подавно, с купальниками – тоже полная беда. Побегать-попрыгать – из области фантастики! Ходить дома без нижнего белья – непозволительная роскошь.

И вот я начала делать первые шаги навстречу своей мечте! В один прекрасный день методом «тыка» я попала на этот сайт и увидела, что недавно прошла показательная акция по маммопластике. Посмотрела, помечтала, повздыхала, подивилась результату и надолго забросила сайт, потому что пластика казалась мне тогда чем-то сказочным и непостижимым.

 

Суперакция СПИКа

Шло время… Я закончила универ, вышла на работу, поступила в аспирантуру. Времени подумать о себе любимой совсем не хватало: с утра единственная мысль - как бы заставить себя встать и поехать на работу, а вечером – как бы доползти до кровати. Два выходных дня пролетали очень быстро. Но однажды я заболела, и болела очень долго, почти месяц. Как раз в один из этих «больничных» дней я залезла на сайт и увидела объявление о новогодней акции СПИКа. Отправлять фотки или нет – такой вопрос передо мной даже не стоял. Это был шанс, который нужно было непременно использовать!

 

Второй тур

И вот мои фоты уже «красовались» на страничке сайта. Желающих сделать маммопластику очень много, у каждой девушки свои проблемы и каждая очень хочет от них избавиться. Учитывая масштабы моей проблемы, мой нереально большой бюст, я не сомневалась, что меня выберут, т.е. я, конечно же, как любой нормальный человек сомневалась, потому что хирурги не могут прооперировать каждого и выбирают наиболее приемлемый вариант, но я почему-то была уверена, что кто-то из хирургов меня обязательно заметит, ведь проблема-то налицо, точнее, «нагрудь»!

Прямо перед Новым годом стали известны имена девочек, прошедших во второй тур. Ура! Я в их числе! Но по-настоящему радоваться я пока не спешила, не хотела себя тешить пустыми надеждами, и в тоже время я была очень воодушевлена, что прошла во второй тур. Для меня это уже был успех: никто из близких не замечал или не хотел замечать мою проблему, но кто-то из хирургов меня все-таки выбрал, и, значит, я на правильном пути!

 

Моураова Лариса Батразовна

Как я узнала немного позже, уже в середине января, этим замечательным хирургом оказалась Моураова Лариса Батразовна! Именно она меня выбрала для очной консультации во втором туре. Я была уверена, что меня выберет какой-нибудь мужчина-хирург, а оказалось, что женщина. И если многие девочки ходили на консультации по поводу грудки к нескольким хирургам, то я должна была идти только к Ларисе Батразовне, больше ни к кому. Меня поначалу это дико смутило! Но когда я попала на консультацию, а это уже был конец января, то все сразу же встало на свои места!

Непосредственно перед встречей с хирургом я залезла на сайт СПИКа и посмотрела, к кому же я пойду консультироваться. Фото сразило меня наповал! Такая красивая женщина, да еще пластический хирург… У меня это с трудом укладывалось в голове.

В СПИК я прибыла одним прекрасным морозным зимним утром. В первую очередь, меня очень порадовало месторасположение клиники. Самый центр, один из арбатских переулков. Люблю этот район! Во-вторых, очень приятный интерьер, тишина, спокойствие и фотки российских «звезд» в компании Рыбакина. Итак, наступает самый волнительный момент, администратор приглашает меня в кабинет к хирургу. Я, с дрожью в коленках, пытаясь не подавать вида, что мне страшно и очень не по себе, захожу и вижу миниатюрную женщину с огромными добрыми глазами и очень красивыми чертами лица. С самой первой минуты я почувствовала, что это мой врач и вся моя неловкость сразу же бесследно испарилась.

 

Очная консультация

Сначала мы с Ларисой Батразовной просто поговорили, обсудили мою проблему, затем она попросила показать мою грудь, что я с удовольствием и сделала. Было, кстати, совершенно не стыдно, хотя раньше в такие моменты я была готова провалиться сквозь землю, а то и глубже. Лариса Батразовна меня внимательно осмотрела, на глаз прикинула, что и как надо делать. А когда я, пытаясь объяснить, чего хочу, сказала, чтобы было красиво и стояло, она робко меня спросила: «Вы не против, если это будет двойка?» В этот день моей радости не было предела!!!

По поводу метода проведения редукции я сначала все перепутала, видимо все-таки сказалась моя тогдашняя неосведомленность в этом вопросе. Как я поняла, это будет «якорный» метод со свободным переносом сосково-ареолярного комплекса (САК), а на самом-то деле (как это уже выяснилось на разметке перед операцией ) оказался вертикальный метод редукции груди (швы вокруг соска и вертикальный – от соска до подгрудной складки) и перенос САК - на питающей ножке.

 

Ожидание

Ждать операцию пришлось довольно долго. И это, надо сказать, меня очень сильно беспокоило. Два раза операцию назначали, и два раза я эту операцию откладывала: первый раз – по причине болезни, а второй раз – непорядок с анализами, отчего-то мой билирубин (биохимический показатель работы печени) подскочил в три раза выше нормы, и летом моя операция так и не состоялась. Надежда обрести  новые сиси начала таять. Мое окружение (не имею в виду форум ), кто был в курсе операции, этому только способствовали: «Операция и так два раза откладывалась, значит, не судьба! Оставь свою глупую затею и не нервируй нас всех»! Но я-таки решила попытать судьбу в третий раз, и не прогадала!!!

Днем проведения операции было выбрано 8 октября. Об этом мне сообщили ровно за две недели, и времени подготовиться было вполне достаточно! Самое главное – Лариса Батразовна специально приезжает в Москву! «Как все здорово получается», - подумала я и сразу же поехала в лабораторию 21 век сдавать анализы (УЗИ молочных желез и флюро я уже давно сделала и бельишко тоже было припасено ). И опять - разочарование, билирубин опять высокий! Я в полном ауте. Отсылаю результаты анестезиологу и объясняю свою ситуацию. На следующий день мне перезванивает администратор клиники и говорит, что врач-анестезиолог дал добро, операция состоится!!! Я понимаю, что судьба решила мне, наконец-то, помочь и потихоньку готовлюсь к операции. При этом никому, кроме форумских девчонок, я про операцию не сказала, иначе, вполне вероятно, что в последний момент меня бы вытащили с операционного стола!

 

День Икс

В СПИК я должна была прибыть в 8 утра. В ночь с 7-ого на 8-ое октября мне совсем не спалось, подремала часа три от силы. Я дико нервничала и еще очень хотелось кушать, потому что я решила перестраховаться и лишила себя ужина. Родителям накануне сказала, что рано утром 8-ого уезжаю и целый день буду занята, а сама втихорца встала, приняла душ, покидала в сумочку минимально необходимые вещи (пижама, носки, умывалка, расческа, мобильник, косметика, документы) и поехала в клинику.

Обычно я всегда немного опаздываю, но в этот раз приехала чуть раньше назначенного времени, даже раньше администраторов клиники. Немного посидела в холле на диване, а после того, как ко мне вышла медсестра Олечка и проводила меня в палату, время полетело с бешеной скоростью. Палата оправдала все мои ожидания: очень чисто, уютно и есть все необходимое! Особенно порадовала кровать: нажимаешь на кнопочки, и она принимает любое положение.

Затем ко мне в палату зашел анестезиолог Олег Альбертович. Очень высокий, статный и интеллигентный мужчина. С прекрасным чувством юмора. Поговорили, посмеялись. Олег Альбертович меня успокоил, развеял все мои страхи относительно «а вдруг я проснусь во время операции», «а вдруг я не проснусь после операции», и самый мой главный был страх «а вдруг мой организм отреагирует на наркоз не так, как надо».

После беседы с Олегом Альбертовичем я занялась делами насущными: переоделась, почитала и подписала все необходимые бумаги, и только собралась прилечь поспать, как заходит Олечка и приглашает меня к Ларисе Батразовне на разметку. Перевязочная, где проводилась разметка и все мои будущие перевязки, оказалась рядом с моей палатой. Кроме Ларисы Батразовны присутствовал ассистирующий хирург - Мальсагов Руслан Борисович. Как он мне рассказывал позднее во время одной из перевязок, в СПИКе на любой операции присутствуют всегда два хирурга: один – оперирует, другой – помогает, но к пациенту самостоятельно не притрагивается. Разметка – это довольно долгое и сложное мероприятие. Поскольку я была голодная и вся на нервах, то старалась держаться стеночки, чтобы не рухнуть в обморок. Обмороки со мной никогда не случались, но равновесие я в тот момент могла держать с большим трудом! Уменьшающая маммопластика считается сложной операцией и требует очень точного, правильного чертежа. Лариса Батразовна долго и аккуратно на мне рисовала и в итоге запечатлела сие великолепие на фотоаппарат.

Вернувшись в палату, я опять расслабилась и думала, что у меня, наконец, будет время почитать книжку, посмотреть телек, но не тут-то было! Сразу же пришла медсестричка и сделала мне в попу укол. Неприятно, но не больно. Я знала, что это премедикация, и все ждала, когда же меня вырубит. Но ничего такого, к сожалению, не произошло. Я только успела кинуть смс-ку Yulsens, как приходит Олег Альбертович (в строгом операционном костюме светлых тонов и ярко красной шапочке с разноцветными принтами, такие шапочки обычно надевают детям на праздники; после увиденного меня слегонца «накрыло» ) и операционная медсестричка. Они меня положили на каталку и повезли в операционную. А я-то надеялась, что вырублюсь сразу же после укольчика, но и сейчас все очень отчетливо помню.

Операционная находилась практически напротив моей палаты. Как в фильмах, все очень чисто и буквально блестит, и еще такой особенный запах, какие-то лекарства, много всяких приборов, инструментов и бутылочек. Меня уложили на операционный стол. Анестезиолог подключил меня к специальным аппаратам, а сестричка поставила в левую руку катетер, через который в вену без труда вводили все лекарства. В это самое время я с ними бурно дискутировала по поводу предстоящей операции и моих впечатлений от увиденного в операционной, также я настойчиво поучала анестезиолога, чтобы он во время операции внимательно следил за моим давлением и пульсом , а если они вдруг поднимутся, чтобы все равно оперировали! Даже стыдно вспоминать, что я им тогда наболтала. Сначала мне ввели через катетер какой-то прозрачный раствор, а потом Олег Альбертович показал мне шприц, наполненный белой густой жидкостью, и сказал, что когда это вещество поступит мне в кровь, вену будет немного жечь, и я усну. Я это внимательно слушаю и жалуюсь, что эту самую жидкость уже пустили по вене, а мне ничего не жжет, и я все помню, и… Занавес!

Просыпаюсь во время того, как меня перекладывают с каталки на кровать, и кто-то ласково говорит: «Принцесска, просыпайся»! Первым делом ощупываю область груди, на мне одет спортивный бронелифчик, а под ним железобетон! Урааааа! Меня прооперировали!!!

Полежала минут пять в полусонном состоянии, потом вдруг резко стало плохо и меня немного стошнило желчью. После этого я совсем пошла на поправку: окончательно проснулась, попила водичку, которая уже стояла рядом с кроваткой, и почему-то мне все время хотелось по-маленькому. Как мне позже объяснили, это все из-за капельницы, которая стояла во время наркоза. Больше не было никакой слабости и никаких отходняков. Примерно через полчаса или минут сорок после того, как меня разбудили, я была уже в полном адеквате и начала всем строчить смс-ки!

Первым абонентом была мама, только услышав мой голос она поняла, что меня прооперировали и через час была в моей палате. Сразу же после мамы пришла Тигра Полосатая,  принесла мне интересные журнальчики, который я изучала всю бессонную ночь, и мои любимые вкусняшки! За них пребольшое спасибо, потому что вечером ничего кроме них я в себя запихнуть так и не смогла (ням-ням )! Оказалось, что в холле сидит Kasia, и с ней мы тоже познакомились вживую! Потом ко мне пришли Ол-ка, Lula и KoLa! В этот день моему счастью не было предела: новые сиси и куча красивых, веселых девчонок!!!!!

 

После операции

Первую ночь после операции я провела без сна. Действие обезболивающих препаратов постепенно проходило, и наступила тупая, ноющая боль. Я ни на минуту не могла отвлечься от неприятных ощущений в области груди. Совсем не могла шевелить руками, потому что начинали сильно болеть грудные мышцы. Ночью от постоянного лежания в одной позе, очень затекла спина и тогда я решила перевернуться на бочок, о чем я потом сильно пожалела , потому что от резкой боли в груди и от неожиданности я чуть не свалилась с кровати! Больше попыток перевернуться я этой ночью не принимала.

Рано утром я наконец решилась позвать Олечку и попросить обезболивающий укольчик, потому что терпеть больше не было сил и очень хотелось хоть чуточку поспать. Олечка вколола мне антибиотик (курс – 5 дней после операции) и обезболивающее. Оно скоро подействовало, и с утра я несколько часиков все-таки вздремнула. А после сна смогла полноценно позавтракать и даже немного пообедать.

Ночью у меня начала кровить правая грудь, я очень испугалась и весь следующий день только и ждала перевязку. Во время первой послеоперационной перевязки Руслан Борисович (Лариса Батразовна уже была в Питере) вынул дренажи (мне эта процедура очень не понравилась!), обработал швы и заклеил их стрипами.

 

Реабилитация

Сразу же после перевязки меня выписали, и мы с мамой поехали домой. Больше всего я боялась, что опять не смогу уснуть из-за противной ноющей боли. Но все обошлось! Больше такой сильной боли как в первую ночь у меня не было, и я заснула без обезболивающих и успокоительных лекарств. Первые несколько ночей сон был очень чуткий, каждый раз, когда я хотела перевернуться на другой бок, я просыпалась и на всякий случай придерживала свое новообретенное богатство.

В последующие дни болей в области груди больше не появлялось. Только небольшая стянутость, какой-то легкий дискомфорт и боязнь выпрямить спину. Первые три дня после операции я была не совсем самостоятельна, потому что при попытке поднять руки начинали болеть мышцы в области груди. Но на четвертый день я уже спала на пузе, предусмотрительно подкладывая под сисечки думку, и могла что-то делать по дому.

Первые три недели после операции я регулярно два раза в неделю ходила на перевязки к Руслану Борисовичу. Через 10 дней после операции он потихоньку начал вынимать нитки, но не все сразу, чтобы избежать большого давления на вертикальный шов. Какие-то ниточки он вынимал, где-то, наоборот, подшивал и затем обрабатывал шовчики. Болей в груди больше не было. Отек медленно, но верно спадал и продолжает спадать.

Спустя две недели после операции в Москву приехала Лариса Батразовна, и я, естественно, помчалась к ней на прием! На этом сроке она разрешила мне принять душ и даже использовать скраб на коже в области груди, чтобы отшелушить всю старую кожу и немного ускорить процесс сокращения тканей. Через месяц с небольшим на очередном приеме Лариса Батразовна сказала, что для выхода «в свет» можно приобрести бюстик. Размер моего первого послеоперационного бюстика оказался 70D , хотя раньше я носила 75Е! По мере спадания отека этот бюстик уже становится слегка великоват, и через некоторое время я пойду себя баловать новыми в магазин нижнего белья. Через полтора месяца после операции я уже вовсю ходила в баню, сауну и солярий (при этом заклеив вертикальный шов, чтобы он не потемнел), конечно же с разрешения доктора.

 

2-месячный Юбилей

Пару дней назад сисям исполнилось ровно два месяца. Отек еще полностью не спал, и сиси еще не приобрели свою естественную, окончательную форму, но уже значительно «опустились» и нижний полюс не выглядит таким вытянутым как сразу же после операции. Все шовчики заживали без корочек, и сейчас рубцы имеют довольно удовлетворительный эстетический вид.

В течение недавних пяти дней я проносила на вертикальных швах силиконовую повязку Мепиформ, а когда пришла пора ее отклеивать, я обнаружила, что на правой сисе примерно в середине вертикального шовчика есть небольшая дырочка длиной примерно в сантиметр. В тот же день я срочно помчалась к Руслану Борисовичу, и он аккуратненько ее зашил.

Сегодня я была на осмотре у Ларисы Батразовны. Теперь она примерно каждые две недели радует меня и других московских пациентов своими визитами. Наблюдается положительная динамика, отек медленно, но верно спадает. В нижнем полюсе наблюдается сильная инфильтрация, и в этом месте грудь на ощупь довольно-таки твердая, но со временем она обретет свое естественное состояние. Кожа в нижнем полюсе пока что еще полностью не сократилась. Возможно, через некоторый промежуток времени, когда уже можно будет судить об окончательном результате операции, понадобится сделать небольшой горизонтальный компонент (в случае если кожа полностью не сократится) или иссечь вертикальный шов с целью достижения более эстетичного вида. Но это все в будущем, а сейчас я каждый день смотрюсь в зеркало и радуюсь своим новым, красивым, замечательным сисям!

В заключение хочу поблагодарить моего любимого пластического хирурга Ларису Батразовну – за ее доброту, заботу и высочайший профессионализм! Ассистирующего хирурга Руслана Борисовича – за прекрасное чувство юмора, веселые перевязки, а также терпение! Анестезиолога-реаниматолога Олега Альбертовича – за очень качественный наркоз! Всех медсестричек клиники – за отличный уход и поддержку!